91 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Щелочная фосфатаза при раке простаты

Щелочная фосфатаза при раке простаты

Повышение, снижение и норма щелочной фосфатазы

В организме человека проходит множество биохимических реакций, в том числе и реакция дефосфорилирования. При этом фосфорная кислота отделяется от органических эфирных соединений, принимая участие в кальциево-фосфорном обмене. Данный процесс происходит с участием такого фермента, как щелочная фосфатаза. При этом «щелочной» ее называют потому, что наибольшую активность она проявляет не в кислой, а щелочной среде, рН которой варьируется от 8,6 до 10,1.

  • Норма фермента в крови
  • Увеличение активности фермента
  • Уменьшение концентрации изоферментов
  • Когда проводят исследование

Данный фермент входит в состав клеточных мембран практически всех тканей организма, но наибольшую активность фиксируют в костной ткани, печени, почках, эпителии кишечника. ЩФ представлена в организме 11 изоферментами, среди которых важнейшее значение имеют печеночный изофермент, а также костной ткани, кишечника, желчных путей, опухоли и плацентарный изофермент.

Для лечения ГИПЕРТОНИИ наши читатели успешно используют Норматен. Видя, такую популярность этого средства мы решили предложить его и вашему вниманию.
Подробнее здесь…

Норма фермента в крови

Если говорить о нормальном уровне ЩФ в крови, то эта цифра может колебаться в довольно широких пределах – от 47 до 930 Ед/л. У детей норма может быть в 1,5 раза выше, чем у взрослых, ведь ребенок развивается, а вместе с ним растут и кости. У пожилых людей показатель может быть существенно снижен и нередко используется для выявления патологии костной ткани, в частности, остеопороза.

У подростков и беременных также нередко диагностируют повышенный уровень данного фермента в крови, но это не будет означать наличия каких-либо патологий. Просто некоторые системы жизнеобеспечения перестраиваются: у лиц в пубертатном периоде идет гормональная перестройка, а у женщин в положении растет костная ткань и плацента.

Кроме того, многое зависит от применяемых в лаборатории реагентов, температуры окружающей среды и других условий, ведь в настоящий момент не существует какой-либо стандартизированной методики. Вот на такие показатели нормы опираются медики в своей работе:

  • дети до года – до 1100 Ед/л;
  • от года до 3 лет – до 670 Ед/л;
  • от 3 до 6 лет –до 650 Ед/л;
  • от 6 до 12 лет –до 720 Ед/л;
  • подростки женского пола и женщины – до 720 Ед/л;
  • подростки мужского пола и мужчины – до 930 Ед/л;
  • пожилые – до 500 Ед/л.

Увеличение активности фермента

Если щелочная фосфатаза повышена, это практически всегда означает, что в организме идет какой-то патологический процесс с поражением костей, печени, желчевыводящих путей и пр. Вот наиболее частые причины такого явления:

  1. Поражение и болезни печени. Речь идет о печеночной желтухе, циррозе, раке, инфекционных, токсических, лекарственных поражениях. Большое значение имеют дополнительные исследования, которые позволяют дать более точную картину. К примеру, при вирусном гепатите изоферменты не увеличивают свою активность, зато повышается уровень нейтрофилов, то есть лейкоцитов, АсТ и АлТ, ГГТП, набор других показателей. Повышение билирубина укажет на наличие желтухи и т.д.
  2. Изменения в костной ткани. В этом случае общий биохимический анализ крови позволяет определить переломы, рахит, миеломную болезнь, размягчение костей, остеосаркому, метастазы и др.
  3. Заболевания желчевыводящих путей. Чаще всего они затрагивают желчные ходы, например, путь желчи преграждают камни или опухоль.
  4. Заболевания крови и лимфоидной ткани – при этом также повышается ЩФ.
  5. Воспаление органов ЖКТ. Это значит, что в процесс вовлекаются желудок или кишечники требуется принять меры, которые позволили бы понизить концентрацию ЩФ.
  6. Иные причины, не связанные с болезнями. Например, беременность, подростковый возраст, прием некоторых лекарственных средств, в частности, оральных контрацептивов приводит к тому, что уровень изоферментов не отвечает норме.

Уменьшение концентрации изоферментов

Если щелочная фосфатаза понижена, это также может быть признаком целого ряда заболеваний, вот они:

  1. Разрушение костей, то есть остеопороз, характерный для людей преклонного возраста и другие заболевания, связанные с патологией костной ткани. Речь идет о гипофосфатазии, при которой наблюдается размягчение костей.
  2. Снижение секреторной функции щитовидной железы.
  3. Радиоактивное заражение. При этом, при измерении показателей крови будет обнаружено накопление радиоактивных изотопов.
  4. Малокровие.
  5. Неправильное питание, бедное магнием, цинком и витамином С. Переизбыток витамина D также может привести к изменению реагента при диагностике некоторых недугов, например, рахита у детей.
  6. Патологии развития плода, например, плацентарная недостаточность у беременных.

Когда проводят исследование

Теперь понятно, почему щелочная фосфатаза может быть низкой и высокой. Тест на ее количество в крови является обязательностью частью диагностики при плановом медицинском осмотре и подготовке пациента к хирургической операции. Кроме того, такие анализы берут при печеночных пробах, когда необходимо оценить функцию этого органа.

Если пациент жалуется на усталость, слабость, плохой аппетит, рвоту, тошноту и боли в области правого подреберьям, обязательно будет проведено исследование на количество изоферментов. Это же касается потемнения мочи и осветления кала, пожелтения кожных покровов и склер, болей в костях, их деформации.

Определение концентрации изоферментов в крови поможет поставить правильный диагноз в кратчайший срок и назначить адекватное лечение. Чем раньше больной обратится за помощью к врачу, тем быстрее получит необходимую терапию и пойдет на поправку. Зная о том, какова норма такого показателя, как щелочная фосфатаза, можно сделать вывод о состоянии своего здоровья, но окончательный диагноз в любом случае за врачом.

– оставляя комментарий, вы принимаете Пользовательское соглашение

  • Аритмия
  • Атеросклероз
  • Варикоз
  • Варикоцеле
  • Вены
  • Геморрой
  • Гипертония
  • Гипотония
  • Диагностика
  • Дистония
  • Инсульт
  • Инфаркт
  • Ишемия
  • Кровь
  • Операции
  • Сердце
  • Сосуды
  • Стенокардия
  • Тахикардия
  • Тромбоз и тромбофлебит
  • Сердечный чай
  • Гипертониум
  • Браслет от давления
  • Normalife
  • Аллапинин
  • Аспаркам
  • Детралекс

Наблюдение после радикального лечения рака предстательной железы

Для онкологического больного существенное значение имеет динамический контроль. В понятие динамического наблюдения входит не только контроль онкологических показателей (уровень простатоспецифичного антигена — ПСА, трансректальное ультразвуковое исследование — ТРУЗИ, пальцевое исследование, инструментальное обследование), но и коррекция изменений качества жизни, возникших вследствие проведения лечебных мероприятий (например, протезирование полового члена при эректильной дисфункции или установка искусственного сфинктера уретры при недержании мочи после радикальной простатэктомии — РПЭ). Основное показание для динамического наблюдения — онкологический контроль.

О необходимости динамического наблюдения свидетельствует высокий риск развития рецидива после радикального лечения. По некоторым данным, риск увеличения уровня простатоспецифичного антигена (биохимический рецидив) через 5, 10 и 15 лет после простатэктомии составляет соответственно 16, 26 и 34%. Риск рецидива при назначении лучевой терапии соответствует таковому после простатэктомии, причём рецидив может возникнуть даже по прошествии 15 лет.

Показания к наблюдению зависят от метода первоначального лечения, возраста больного, сопутствующих заболеваний и желания больного. При обнаружении рецидива назначают радикальное лечение или гормонотерапию.

Методы наблюдения

Объём обследований для обнаружения рецидива зависит от клинической ситуации. Стандартные методы — определение уровня ПСА и пальцевого ректального исследования (ПРИ). Реже назначают ТРУЗИ, магнитно-резонансную томографию (МРТ), остеосцинтиграфию. Оценивают степень выраженности осложнений, связанных с лечением (иногда это требует специальных исследований), обращают внимание на возможные симптомы рецидива, а также на психологическое состояние больного.

Читать еще:  Способы удаления аденомы простаты

Определение содержания ПСА играет ключевую роль в наблюдении. Динамика уровня ПСА после простатэктомии и лучевой терапии различна, но в обоих случаях явному рецидиву практически всегда предшествует рост уровня ПСА (иногда за несколько лет до возникновения симптомов). Гормонотерапия, проведённая до, одновременно или после радикального лечения, делает оценку по уровню простатоспецифичного антигена менее надёжной.

Показано, что 3-месячный курс лечения аналогами гонадолиберина перед простатэктомией увеличивает время до повышения уровня ПСА примерно на один год, мало влияя на безрецидивный период. Трёхлетний курс гормонотерапии, рекомендуемый при крупных опухолях вместе с лучевой терапией, может ещё сильнее влиять на диагностическую ценность определения уровня ПСА.

Динамика ПСА после простатэктомии

Основное значение в послеоперационном наблюдении придают контролю уровня ПСА. Однако следует учитывать, что при низко-дифференцированных опухолях (с низкой продукцией простатоспецифичного антигена) этот показатель неинформативен. Большее значение придают пальпации зоны операции и диагностике отдалённого метастазирования.

Сохранение уровня ПСА более 0,1 нг/мл в течение 3 нед после операции свидетельствует о персистирующем течении онкологического процесса (скрытое микрометастазирование; опухолевые клетки в крае резекции). Иногда это обусловлено неполным удалением нормальной ткани предстательной железы при радикальной простатэктомии. Если удвоение содержания ПСА наступило в течение первых 6 мес после операции, то причина — в развитии отдалённых метастазов, если по прошествии 6 мес — в возникновении местного рецидива.

Таким образом, в группах низкого и умеренного риска (pT1-2N0, индекс Глисона менее 8) достаточно беседы с больным и определения уровня ПСА. Подъём уровня ПСА менее чем на 0,2 нг/мл не следует расценивать как рецидив: показано, что при его сохранении в пределах 0,1—0,2 нг/мл лишь иногда наблюдают дальнейшее прогрессирование процесса.

При росте содержания простатоспецифичного антигена (биохимический рецидив) врач и пациент должны сделать выбор между наблюдением и лечением. Быстрый рост уровня ПСА — показание к назначению адъювантной гормональной лучевой терапии. Целесообразность лечения при первых признаках подъёма ПСА пока не доказана, поэтому использование высокочувствительных методов для его определения не оправдано.

Динамика ПСА после лучевой терапии

Уровень ПСА после облучения падает медленнее, чем после простатэктомии. Неясно, снижение до какого уровня простатоспецифичного антигена считать достаточным. Очевидно, паление содержания ПСА ниже 1 нг/мл позволяет рассчитывать на безрецидивный период по крайней мере в течение 3—5 лет. Однако другое исследование показало необходимость достижения уровня ПСА менее 0,5 нг/мл: при этом риск рецидива через 40 мес составил 4% по сравнению с 26% при содержании ПСА 0,6—1,0 нг/мл.

Период достижения минимального уровня ПСА бывает очень долгим (до 3 лет и более). По времени удвоения уровня простатоспецифичного антигена после лучевой терапии можно предсказать характер рецидива. По данным литературы, при местном рецидиве время удвоения уровня ПСА составляет 13 мес, при системном — 3 мес.

По общему мнению, увеличение содержания ПСА — ранний признак рецидива, Согласно критериям ASTRO, рецидивом после облучения считают три последовательных повышения уровня ПСА (независимо от минимального значения). Такие критерии подчас затрудняют оценку результатов: редкое определение концентрации ПСА задерживает обнаружение рецидива на несколько лет. Кроме того, критерии ASTRO не подходят для оценки сочетанного применения лучевой и гормональной терапии.

Динамика уровня простатоспецифичного антигена после HIFU

Пальцевое ректальное исследование

Трансректальное УЗИ и биопсия

Сцинтиграфия костей, КТ, МРТ

Периодичность обследования

Задача первого обследования — обнаружить осложнения после проведённого лечения и помочь адаптации больного. В дальнейшем указанную схему можно изменить: при низкой степени дифференцировки, выходе за капсулу и при обнаружении опухолевых клеток в крае резекции необходимо более частое обследование. У пожилых людей с выраженными сопутствующими заболеваниями дальнейшее наблюдение не всегда оправдано.

Клинические рекомендации по наблюдению после радикальной простатэктомии, лучевой терапии и HIFU

При отсутствии симптомов обследование включает: сбор анамнеза, определение уровня ПСА и ПРИ. Его проводят через 3, 6 и 12 мес после операции, в течение 3 лет после лечения — каждые 6 мес и по истечении 3 лет — ежегодно. После простатэктомии уровень ПСА более 0,2 нг/мл указывает на остаточную опухоль или рецидив. После лучевой терапии наиболее надёжным признаком остаточной опухоли или рецидива служит увеличение уровня ПСА (уровень повышения значения не имеет).

Диагностика местного рецидива основана на определении уровня ПСА, данных ПРИ и контрольной биопсии (проводят через 6 мес после операции). Трансректальное УЗИ и биопсия целесообразны лишь в том случае, если их результат может изменить план лечения. В большинстве случаев лечение начинают без этих исследований. Для обнаружения метастазов выполняют сцинтиграфию костей, КТ или МРТ, но при отсутствии симптомов и уровне простатоспецифичного антигена менее 30 нг/мл эти исследования можно не проводить. При болях в костях необходимо проведение сцинтиграфии (независимо от уровня ПСА).

Наблюдение при гормонотерапии

Основные показания к гормонотерапии — местнораспространенные и метастазирующие опухоли.

Наблюдение проводят для оценки эффективности лечения, правильности выполнения предписаний, обнаружения побочных эффектов и назначения симптоматического лечения при прогрессировании процесса. Следует чётко определять показания к дополнительным исследованиям, так как во многих случаях их проведение не оправдано. Регулярное обследование необходимо в случае продолжения лечения при прогрессировании заболевания. Схема наблюдения при гормонотерапии не регламентирована.

Уровень ПСА — удобный маркёр для оценки течения метастазирующих опухолей, более надёжный, чем активность кислой фосфатазы. Множество работ посвящено прогностической ценности исходного уровня и темпу снижения содержания ПСА. Исходный уровень отражает распространённость процесса, но при низкой дифференцировке опухоль иногда не продуцирует ПСА. Оценивать продолжительность ремиссии на основании этого показателя не следует.

Наблюдение за динамикой изменений уровня простатоспецифичного антигена (абсолютные значения через 3 и 6 мес, темп снижения и минимальный уровень) позволяет оценить эффективность гормонотерапии. Уровень ПСА через 3 и 6 мес отражает прогноз, хотя его не считают абсолютным критерием. Больные с нулевым уровнем ПСА имеют наибольший шанс на стойкую ремиссию на фоне гормонотерапии.

После достижения ремиссии показано регулярное наблюдение в целях обнаружения симптомов прогрессирования: при отдалённых метастазах они возникают в среднем через 12—18 мес. Систематическое определение концентрации ПСА позволяет выявить ранние признаки прогрессирования процесса: рост уровня ПСА обычно происходит за несколько месяцев до возникновения симптомов.

Однако содержание простатоспецифичного антигена не в полной мере отражает состояние опухоли. У 15—34% больных наблюдают очевидное прогрессирование при нормальном уровне ПСА. Это можно объяснить тем, что падение уровня ПСА на фоне лечения не всегда пропорционально уменьшению опухолевой массы. Кроме того, гормонотерапия повышает долю низкодифференцированных клеток, которые продуцируют меньшее количество ПСА.

Читать еще:  Физические упражнения бубновского от простатита насколько они эффективны

Определение уровня креатинина позволяет обнаружить обструкцию мочевых путей, при которой необходимо выполнение нефростомии или установки стента. Снижение концентрации гемоглобина и усиление активности печёночных ферментов может указывать на прогрессирование процесса или возникновение побочных эффектов, что потребует перерыва в лечении (поражение печени вызывают нестероидные антиандрогенные препараты).

Следует учитывать, что гормонотерапия ведёт к снижению уровня гемоглобина в среднем на 20%. Изучение активности щелочной фосфатазы (ЩФ) и её костного изофермента можно использовать для обнаружения метастазов в кости, так как гормонотерапия не влияет на эти показатели. Нужно учитывать, что повышение активности ЩФ может быть связано с остеопорозом на фоне дефицита андрогенов. В таких случаях необходимо определение активности костной ЩФ.

Сцинтиграфия костей не показана, если уровень ПСА не изменён и отсутствуют симптомы поражения костей, так как увеличение содержания простатоспецифичного антигена — более надёжный признак прогрессирования. Кроме того, интерпретация результатов сцинтиграфии бывает затруднена, а возникновение новых очагов или увеличение старых при отсутствии симптомов не может быть основанием для изменения лечения. Если клинические или лабораторные данные указывают на прогрессирование заболевания, рекомендовано проведение рентгенографии грудной клетки, УЗИ печени, почек и ТРУЗИ. При отсутствии симптомов эти исследования не проводят. При устойчивости к гормонотерапии схему обследования подбирают индивидуально.

Обследование проводят через 3 и 6 мес после начала гормонотерапии:

  • при отсутствии или наличии отдалённых метастазов;
  • устойчивости к гормонотерапии.

При хорошем эффекте от лечения (уменьшение симптомов, удовлетворительное эмоциональное состояние, хорошая переносимость лечения и падение уровня ПСА менее 4 нг) обследование проводят каждые 3—6 мес. В случае монотерапии антиандрогенными препаратами оправдано более частое обследование, так как при прогрессировании процесса их отмена способна улучшить состояние больного. При прогрессировании заболевания и отсутствии эффекта от проводимой терапии необходимо составление индивидуальной схемы обследования.

Клинические рекомендации по наблюдению при гормонотерапии

Контрольное обследование проводят через 3 и 6 мес после начала гормонотерапии. Оно включает измерение уровня ПСА, ПРИ и тщательный анализ симптомов для определения эффективности и побочного действия лечения. Обследование можно дополнить определением уровня гемоглобина, креатинина и активности ЩФ. Схему обследования уточняют индивидуально (с учётом симптомов, прогноза и вида лечения).

При отсутствии метастазов и хорошем эффекте от лечения обследование проводят каждые 6 мес. Прогрессирование заболевания и отсутствие эффекта требуют индивидуальной схемы обследования. Рентгенологическое исследование при отсутствии симптомов прогрессирования процесса не показано.

Факторы прогноза общей выживаемости больных метастатическим кастрационно-резистентным раком предстательной железы Текст научной статьи по специальности «Клиническая медицина»

Аннотация научной статьи по клинической медицине, автор научной работы — Маркова А.С., Поликарпова С.Б., Камолов Б.Ш., Гриднева Я.В., Калинин С.А.

Введение. Развитие кастрационно-резистентного рака предстательной железы ( КРРПЖ) традиционно ассоциировано с неблагоприятным прогнозом. Однако расширение возможностей лекарственного лечения КРРПЖ позволило увеличить продолжительность жизни этой категории пациентов до 2-3 лет. Цель работы оценка общей выживаемости (ОВ) больных метастатическим КРРПЖ (мКРРПЖ), получавших лечение современными лекарственными препаратами, а также выявление факторов прогноза ОВ. Материалы и методы. Проведен ретроспективный анализ историй болезни 112 больных мКРРПЖ, проходивших лечение в ФГБНУ «РОНЦ им. Н.Н. Блохина» в период с 2005 по 2014 г. Все пациенты получали стандартные схемы лечения на основе доцетаксела , кабазитаксела , абиратерона ацетата в комбинации с преднизолоном. Результаты. Вне зависимости от вида лечения показатель 3-летней ОВ составил 32,0 ± 5,44 %, медиана выживаемости 24,3 мес. Определены следующие факторы неблагоприятного прогноза ОВ: наличие болевого синдрома, статус по шкале ECOG 2, уровень простатспецифического антигена ≥ 288 нг/мл, лактатдегидрогеназы ≥ 450 Ед/л, щелочной фосфатазы ≥ 250 Ед/л, кальция 288нг/мл, лактатдегидрогеназы > 450Ед/л, щелочной фосфатазы > 250Ед/л, кальция 288 ng/ml, lactate dehydrogenase > 450 U/l, alkaline phosphatase > 250 U/l, calcium 2 нг/мл, или радиологическое прогрес-сирование (появление 2 и более костных очагов или увеличение размера измеряемых очагов по критериям RECIST) [2]. Клиническое прогрессирование, не подтвержденное повышением уровня ПСА или радиологическими данными, не может быть основанием для установления диагноза КРРПЖ [3].

Развитие КРРПЖ традиционно ассоциировано с плохим прогнозом. Медиана выживаемости больных КРРПЖ варьирует от 9 до 30 мес и во многом зависит от распространенности опухолевого процесса, исходного общего состояния пациента и ряда других факторов [1]. Расширение возможностей лекарственного лечения КРРПЖ с появлением таких препаратов, как доцетаксел, кабазитаксел, абиратерона ацетат и энзалутамид, позволило увеличить продолжительность жизни этой категории пациентов. По данным S. Sridhar, медиана выживаемости больных метастатическим КРРПЖ (мКРРПЖ) увеличилась до 2—3 лет благодаря использованию современных лекарственных средств [4].

Цель исследования — оценка общей выживаемости (ОВ) больных мКРРПЖ, получавших лечение современными лекарственными препаратами, а также выявление факторов прогноза ОВ.

Материалы и методы

Проведен ретроспективный анализ историй болезни 112 больных мКРРПЖ, проходивших лечение в РОНЦ им. Н.Н. Блохина в период с 2005 по 2014 г.

В исследование были включены только пациенты с отдаленными метастазами. Основные исходные характеристики больных мКРРПЖ представлены в табл. 1. Диагноз РПЖ был морфологически верифицирован у 100 % больных. РПЖ высокой степени злокачественности (сумма баллов по шкале Глисона > 8) выявлен у 37 (33,1 %) больных. Всем пациентам проводилась кастрационная терапия посредством либо хирургической, либо фармакологической кастрации. Средняя длительность ответа на кастрационную терапию составила 20,4 ± 1,7 (3,7—55,5) мес. Развитие кастраци-онной резистентности после установления диагноза РПЖ наступало в среднем через 3,25 ± 0,28 года и варьировало от 4,5 мес до 20 лет. Возраст больных на момент выявления кастрационной резистентности варьировал от 44 до 86 лет. Средний возраст больных мКРРПЖ составил 66,1 ± 0,7 (44,5-85,8) года. Кости скелета были основной локализацией отдаленных метастазов — 96 (85,7 %) больных мКРРПЖ; 11 (9,8 %) пациентов имели висцеральные метастазы с поражением печени и легких. На момент установления диагноза мКРРПЖ у 63 (56,3 %) больных имелись клинические проявления заболевания. Основными симптомами были общая слабость и боли в костях. В зависимости от наличия и выраженности симптомов заболевания пациенты разделены на следующие группы: 1) нет симптомов или слабо выраженные симптомы (слабость) — 48 (42,9 %); 2) умеренные симптомы — 49 (43,8 %); 3) выраженные симптомы — 13 (11,6 %). Умеренные симптомы характеризовались наличием болевого синдрома. Выраженными считались симптомы при условии необходимости в приеме опиоидных анальгетиков.

В лечении больных мКРРПЖ использовали стандартные схемы на основе доцетаксела (75 мг/м2 каждые 3 нед), кабазитаксела (25 мг/м2 каждые 3 нед), абиратерона ацетата (1000 мг/сут) в комбинации с преднизолоном 10 мг/сут. Из 112 больных 35 получали только 1 линию терапии, 54 — 2 линии терапии, 23 — 3 линии терапии. Распределение больных в зависимости от вида и линии терапии представлено в табл. 2. Доцетаксел использовался преимущественно в 1-й линии терапии, только 10 (9,2 %) из 109 больных получали доцетаксел во 2-й линии. Абиратерона ацетат в качестве стартовой терапии в 1-й линии получали 13 больных. Основными препаратами во 2-й и 3-й линиях являлись абиратерона ацетатат и кабазитаксел.

Читать еще:  История болезни по урологии аденома предстательной железы

Таблица 1. Исходные характеристики больных мКРРПЖ (всего 112 больных)

Средний возраст (диапазон), лет 66,1 ± 0,7 (44,5- 85,8)

Время от установления диагноза РПЖ до развития кастрационной резистентности, лет 3,2 (0,4-20)

Статус по шкале ECOG, п (%): 0 1 2 27 (24,1) 75 (67,0) 10 (8,9)

Показатель Глисона, п (%): 8 75 (66,9) 37 (33,1)

Средний уровень ПСА, нг/мл 288,9 ± 51,9 (5,2- 3197)

Средний уровень гемоглобина, г/дл 12,6 ± 0,16 (9,1- 15,8)

Средний уровень ЛДГ, Ед/л 478,6 ± 51,3 (168- 1493)

Средний уровень ЩФ, Ед/л 521,9 ± 91,6 (242- 4385)

Средний уровень кальция общего, ммоль/л 2,3 ± 0,02 (1,8- 2,6)

Локализация отдаленных метастазов, п (%): кости скелета забрюшинные ЛУ печень легкие ЛУ средостения 96 (85,7) 23 (20,5) 5(4,5) 7 (6,3) 8 (7,1)

Предшествующая ГТ, п (%): хирургическая кастрация фармакологическая кастрация: а) интермиттирующая ГТ аналогами ЛГРГ б) постоянная ГТ аналогами ЛГРГ 36 (32,1) 76 (67,9) 12 (15,8) 64 (84,2)

Наличие симптомов заболевания, п (%): да нет 63 (56,3) 49 (43,8)

Примечание. ЛДГ — лактатдегидрогеназа, ЩФ — щелочная фосфатаза, ЛУ— лимфатический узел, ЛТ — лучевая терапия, ЛГРГ — лютеинизирующего гормона рилизинг-гормон.

Таблица 2. Распределение больных в зависимости от вида и линии терапии

Препарат 1-я линия, п (%) 2-я линия, п (%) 3-я линия, п (%) Всего, п (%)

Доцетаксел 99 (90,8) 10 (9,2) — 109(100)

Абиратерона ацетат 13 (25,0) 29 (55,8) 10 (19,2) 52 (100)

Кабазитаксел — 38 (74,5) 13 (25,5) 51(100)

Всего 112 77 23 —

ОВ рассчитывалась от даты начала лечения мКРРПЖ до смерти от любой причины или до даты последнего наблюдения больного. Анализ выживаемости проводился методом Каплана—Майера, сравнение кривых выживаемости проводилось методом log-rank-тестa. Расчет медианы времени до соответствующего события проводился с двусторонними 95 % доверительными интервалами (ДИ). На момент оценки отдаленных результатов из 112 пациентов с мКРРПЖ умер 71 (63,4 %): от прогрессирования основного заболевания — 65 (91,6 %), от других причин, не связанных с РПЖ, — 6 (8,5 %) больных. Для выявления значимых для выживаемости факторов прогноза использовали модель Сох.

Вне зависимости от вида лечения показатель 3-летней ОВ составил 32,0 ± 5,44 %, медиана выживаемости — 24,3 мес. Проведена оценка влияния на ОВ больных мКРРПЖ таких клинико-лабораторных параметров (независимо от вида лечения), как возраст, распространенность заболевания, показатель Глисона, общее состояние по шкале ECOG, наличие болевого синдрома, выраженность симптомов заболевания, уровень гемоглобина, ЩФ, ЛДГ и кальция сыворотки крови. Статистически достоверных различий в показателях ОВ между больными различных возрастных групп, а также в зависимости от степени злокачественности опухоли не выявлено (р > 0,05). Медиана выживаемости у пациентов с суммой баллов по шкале Глисона 8 составила 25,3 и 20,6 мес соответственно (р > 0,05).

Клинические проявления заболевания на момент установления диагноза мКРРПЖ. Наблюдается прямая зависимость ОВ больных от наличия и выраженности симптомов заболевания. Отсутствие симптомов заболевания является фактором благоприятного прогноза ОВ при мКРРПЖ. Наличие выраженных симптомов было ассоциировано с ухудшением ОВ по сравнению с таковой при отсутствии симптомов или с умеренными симптомами (р = 0,005) (рис. 1). Наличие болевого синдрома было ассоциировано с ухудшением ОВ больных мКРРПЖ (р = 0,01).

Распространенность опухолевого процесса. Наличие висцеральных метастазов (р = 0,006) или метастазов в ЛУ средостения (р = 0,06) было ассоциировано с ухудшением ОВ по сравнению с таковой при наличии только метастазов в кости. Медианы ОВ больных в зависимости от локализации отдаленных метастазов представлены на рис. 2.

Статус по шкале ECOG. Наблюдается выраженная зависимость ОВ от исходного общего состояния пациента (рис. 3). Получены достоверные различия показателей ОВ в зависимости от статуса по шкале ECOG (р = 0,005). Медианы выживаемости больных

мКРРПЖ при ECOG 0, 1 и 2 составили 51,9; 21,1 и 9,2 мес соответственно.

Лабораторные показатели. При оценке влияния лабораторных показателей на ОВ больных мКРРПЖ выявлена прогностическая значимость уровня ПСА, ЛДГ, ЩФ, гемоглобина и кальция сыворотки крови. Уровень ПСА выше среднего значения, равного 288 нг/мл, был ассоциирован с ухудшением ОВ, медиана ОВ при уровне ПСА > 288 нг/мл составила 15,3 мес, при уровне ПСА 450 Ед/л и > 250 Ед/л соответственно), характеризовались статистически достоверным уменьшением медианы ОВ по сравнению с пациентами, имеющими показатели ЛДГ и ЩФ в пределах референсных значений — 11,9 и 30,9 мес (р = 0,01) и 21,1 и 41,8 мес (р = 0,014) соответственно. Снижение уровня гемоглобина 11,5 г/дл составила 21,0 мес, с уровнем гемоглобина 2,28 ммоль/л составила 23,4 мес, при уровне кальция 288 нг/мл, ЛДГ > 450 Ед/л, ЩФ > 250 Ед/л, кальция 288 нг/мл, ЛДГ > 450 Ед/л, ЩФ > 250 Ед/л, кальция 250 Ед/л 0,69 1,40 0,59-0,74 1,29-1,49 0,88 1,81 0,61-0,95 1,51-2,01 р 2,28 ммоль/л 1,38 0,76 1,29-1,43 0,69-0,79 1,77 0,82 1,43-1,95 0,57-1,29 р 288 нг/мл 0,89 1.52 0,81-0,95 1,46-1,61 0,78 1,59 0,63-0,91 1,39-1,69 р 11,5 г/дл 1,28 0,95 1,18-1,32 0,87-0,99 1,52 0,93 1,29-1,75 0,70-0,17 р 24 мес 1,21 0,56 1,09-1,32 0,48-0,67 1,25 0,61 1,01-1,37 0,42-0,79 р 450 Ед/л 0,78 1,34 0,70-0,84 1,29-1,44 0,67 1,18 0,53-0,80 1,01-1,39 р 0,05). Отсутствие зависимости ОВ больных мКРРПЖ от возраста согласуется с результатами ряда других исследований [10,13,14]. В работе R. Leibowitz-Amit (2015) рассматривалась особая возрастная группа пациентов, а именно старше 80 лет. Так, при сравнении эффективности абиратерона и доцетак-села у мужчин старше и моложе 80 лет достоверных различий не выявлено. Однако при терапии доцетак-селом у пациентов старше 80 лет чаще развивалась фебрильная нейтропения по сравнению с пациентами более молодого возраста (р = 0,048) [15]. При терапии кабазитакселом риск развития нейтропении и ее осложнений наблюдается уже у больных старше 65 лет, что было показано при анализе результатов исследования TROPIC [16]. Таким образом, все пациенты могут получить преимущество от лечения доцетакселом, кабазитакселом и абиратерона ацетатом в виде увеличения продолжительности жизни независимо от возраста, но при терапии таксанами больные более пожилого возраста и тем более старческого находятся в группе риска развития нейтропении и ее осложнений, что следует иметь в виду при выборе терапии.

Предположение о более низкой продолжительности жизни пациентов с опухолями предстательной

железы высокой степени злокачественности, определяемой по гистологической шкале Глисона, не подтвердилось в нашей работе (р > 0,05), хотя медиана ОВ у больных с показателем Глисона > 8 была ниже, чем у больных с показателем Глисона

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector